Главная Адвокат Цены Дела Статьи Контакты

ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Назад

С 20 ноября 2012 года вступил в силу новый уголовный процессуальный кодекс Украины.

Это попытка государства усовершенствовать уголовный процесс с целью ограничения возможности его вольной интерпретации.

В процессе наработки практики кодекс подвергнется всевозможным изменениям, через пару лет получим белее-менее окончательный продукт, где каждое слово будет написано судьбой человека.

Но без изменения сознания общества, каждого человека в отдельности и всего общественного организма в целом, не возможно изменение судебной системы.

Мы, адвокаты, стоим в коридоре Приморского райсуда города Одессы, ждем начала заседания, разговариваем, делимся своими мыслями о наболевшем.

«Как можно работать в этом беззаконии? Я разочарован в профессии, в нашем суде невозможно добиться справедливости!» - сетует мой коллега.

«На все мои доводы о недоказанности вины, знаете, что сказал суд? Чего Вы добиваетесь, адвокат? Неужели Вам не понятно, что если дело поступило в суд с обвинительным заключением, то оно должно выйти из суда с обвинительным приговором, и другого не будет!» - Повторяет мне слова молодого судьи молодой адвокат.

«Обвинительное заключение должно закончиться обвинительным приговором!» - этот девиз нужно вывесить на всех украинских судах.

Этот девиз судопроизводства есть по своей сути негласным принципом презумпции виновности каждого гражданина, который по виновности или без виновности попал в поле зрения карательной государственной машины.

Адвокат Я.П. Зейкан в своей книге «Адвокат: уголовные дела» пишет: «Досудебное следствие в Украине является инквизиционным, то есть односторонним. Следователь, как правило, действует с обвинительным уклоном. Прекращение дела расценивается как брак в работе. Это может повлечь дисциплинарную ответственность, обращения подозреваемого, обвиняемого с требованием возместить моральный и материальный ущерб. Возможные негативные последствия прекращения дела заставляют следователя и прокурора защищать единожды избранную обвинительную версию. Судьи, у которых сложились определенные профессиональные отношения с прокурором и следователем или даже приятельские отношения, также не заинтересованы в конфликтах с этими органами и нередко прилагают усилия, чтобы спасти ситуацию и обеспечить обвинительный приговор. Один из судей в товарищеской беседе признался: «От нас ждут осуждения человека, от нас ждут обвинительный приговор».

Это круговая порука правоохранительных органов и суда, замкнутый круг правосудия. И не дай бог попасть в этот круг не виновному.

Мне часто приходится наблюдать в судах ситуацию, когда прокурор и судья выступают как единое целое. Представитель государственного обвинения фактически обосновывается в кабинете судьи, они совместно обсуждают уголовные дела и тактику защиты обвинения от защитника.

Мы уже больше двадцати лет строим «демократическое» государство, но принципы и тактика правосудия не изменились с советских времен.

Читаю «Записки адвоката» Д.И. Каминской (московский адвокат, участвовала во всех самых громких процессах конца 60-х, начала 70-х годов) и понимаю, что ничего не изменилось, кроме названия государства, от имени которого вершится суд. Ничего не изменилось в менталитете судей и прокуроров по отношении к адвокатам и подсудимым.

Д.И. Каминская пишет: «Конечно, преимущественное положение государственного обвинителя бытует в суде. Ходатайства прокурора отклоняются реже, чем ходатайства защиты. И это не потому, что они более обоснованы. За каждым прокурором стоит авторитет государства – он «государственный» обвинитель. Чем дальше от столицы, тем это неравенство более откровенно. Чем ниже судебная инстанция, тем, как правило, труднее адвокату бороться за осуществление реальной защиты. Мне кажется, что судьи, которые и теперь, пренебрежительны и грубы по отношению к любому защитнику, делают это не потому, что осуществляют какую-то мне неизвестную партийную или государственную директиву, а в силу давней традиции, во - первых; и, во-вторых, потому, что такой судья всегда предубежден против подсудимого, всегда заранее смотрит на него как на виновного».

Когда Дина Киминская писала о давней традиции обвинительного уклона советского суда, она имела в виду репрессии 1937 года. Мне больно и страшно проводить параллель.

Сегодня 2013 год, нашу жизнь заполонили интернет и гаджеты, деньги измеряют человеческое достоинство, но перед лицом горя все мы ищем человеческого участия и сострадания, вспоминаем о Боге и верим в справедливый суд.

Продолжение следует...

P.S. Продолжение этой статьи можно прочитать тут.


Назад

К началу

страницы