Главная Адвокат Цены Дела Статьи Контакты

Как посмеяться над собой

Назад

Из цикла "Судебные зарисовки"

Почти три года я наблюдаю, как мой коллега, принимающий участие в одном со мной судебном процессе пытается выиграть спор по возврату денег от моей клиентки по расписке, обеспеченной залогом.

Написать меня заставило не то, что мы больше двух лет не можем выйти из предварительного заседания и не то, что уже стало нормой для судей не являться в суд на ими же назначенные судебные заседания или задерживаться на 3-4 часа. Тема судейской этики — это тема отдельного разговора. (Среди судей тоже есть замечательные профессионалы и порядочные, духовные люди).

Написать меня заставила трагикомичная ситуация, которая произошла в судебном заседании.

Дело в том, что бывший гражданский муж моей клиентки умер больше двух лет назад, что известно моему оппоненту по гражданскому делу — директору юридической фирмы и адвокату.

Когда я увидела, что он подал письменное ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве соответчика умершего человека, я подумала, что это шутка.

Однако уважаемый коллега в судебном заседании настойчиво требовал привлечь покойника к участию в суде, что в соответствии с ГПКУ зафиксировано судом техническими средствами фиксации.

Любой человек знает, что тяжелее всего приводить контр-аргументы на абсурдные доводы.

Возражая против удовлетворения этого ходатайства, я сообщила, что невозможно привлечь А. к участию в суде, поскольку он умер. Казалось бы, вопрос исчерпан. Но нет.

Мой оппонент стал возражать и заявил, что, не смотря на то, что человек умер, поскольку он был мужем моей клиентки, то обязан нести гражданско-правовую ответственность, после чего последовала длительная цитата из законодательства.

Я возразила, что покойник не может участвовать в суде, т.к. не обладает гражданской правоспособностью и дееспособностью, по причине смерти.

Мой оппонент не на шутку возмутился и потребовал у суда удовлетворить ходатайство и привлечь умершего к участию в деле в качестве соответчика.

Я возразила, что удовлетворять ходатайство нельзя, поскольку умерший не может реализовать свои права, предусмотренные в гражданском процессуальном кодексе: явиться в суд, выступить, подать возражения и доказательства.

Вопросительно глядя на судью, я поняла, что и судья в замешательстве, как поступить.

Секретарь судьи все это время задумчиво грыз карандаш.

Если первоначально меня внутренне веселила эта ситуация, то по прошествии двадцати минут препирательств по поводу возможности вызвать покойника в суд и заставить нести гражданско правовую ответственность, я стала понимать, что все в этом зале заседаний, кроме меня считают, что это возможно.

И с ужасом поняла, что знаю таких судей и в апелляционной инстанции, которые тоже посчитают, что покойник может ходить в суд.

Да и кассационный суд редко что-либо читает из направляемых им кассационных жалоб.

Останавливать это правовое безобразие нужно здесь и сейчас…

Глядя в глаза судье я говорю: «Ваша честь, по-моему, мой коллега серьезно считает, что ему удастся обеспечить явку покойного в суд! Я в этом сомневаюсь, он похоронен почти три года назад, но если Ваша честь считает, что явка покойника в суд возможна, то рассматривайте это ходатайство на свое усмотрение»

В суде уже был обед, из коридора доносился запах борща и выпечки.

Суд устало произнес, что для разрешения этого ходатайства необходимо истребовать свидетельство о смерти. Так и решили.

Уходя, я заметила в глазах судьи хохочущих чертиков.

Слава Богу, судья понял, разобрался и от души повеселился.

Мы все время критикуем суд, правоохранительные органы за беззаконие, но авторами этой ситуации были адвокаты.

Правильно говорят в народе — «любую критику нужно начинать с себя»


Назад

К началу

страницы

09.04.2013 г.